Наступило время подлинной радости

Помните, некий господин в притче простил своего должника, а этот должник в свою очередь не смог простить человека, который должен был ему какую-то мелочь. Притча эта - о нас и о Боге. Бог прощает нам тяжкие грехи, а мы часто простить не можем даже гораздо более простой вины других. А часто даже не вины, а присутствия другого мы уже не в силах терпеть.

Но разве не падаем мы на колени перед Богом, лепеча бессвязно, как тот должник перед господином, - я исправлюсь, потерпи, всё отдам, всё заплачу. При этом точно зная, что ничего не отдадим, не вернем долг, не сможем исправиться. Но всё равно чувствуем и знаем, что Он простил. Простил, подобно тому займодавцу, о котором Сам рассказывал. А значит и мы должны встать с колен и идти прощать. Прощать ближним всё, потому что всё, что они должны нам - несомненно меньше всего того, что прощено нам Богом.

Господь учит нас прощать. Прощать «до семижды семи раз». Прощать не словами, которые для многих из нас уже стали привычной отмашкой, - «Бог простит и я прощаю». Прощать иначе, в корне меняя свое отношение к человеку. Прощать тех, кто не просто обидел, а унижает, гонит, причиняет боль, клевещет, ненавидит. Прощать тех, кто хочет убить. Прощать тех, кто убивает нас. Как Сам Он простил тех, кто прибил Его ко кресту. Господь говорит нам: перестаньте считаться, перестаньте замечать, сколько грехов вы простили ближнему. Прощение - безгранично. «Что даром получили, то даром и отдайте», - учит Он нас. Прощение мы получили даром. И получили его сполна. А потому и отдавать мы его должны безо всякого подсчета, просто так, столько, сколько нужно.

И как только мы осознаем, что в наших силах прощать всегда, прощать каждый раз, прощать всё и всем - мы обретем свободу и внутреннюю силу. Потому что перестанем быть уязвимыми перед лицом собственных обид. Потому что перестанем быть узниками собственной чувствительности и щепетильности по отношению к другим. Потому что нам не нужно больше быть скованными заботами о собственном достоинстве и чести, которые все вокруг будто бы хотят поколебать. Мы можем принимать всех, вообще всех людей, всех ближних и дальних, и не бояться, что они нас ранят. Потому что если мы умеем прощать всё - ранить нас больше невозможно.

Но, помимо того, чтобы научиться прощать - мы и сами нуждаемся в прощении. Мы не можем жить абсолютно кристальной жизнью. Мы не можем, к сожалению, не задевать ближних, не причинять боль родным, мы не можем быть со всеми ласковыми и всем уделять необходимое время и нежность своих сердец. Это «не можем» не должно прозвучать как оправдание нашей будто бы обоснованной немощи. Нет. На самом деле, конечно, можем. Только не хотим. И вина этих дел или бездействий лежит на каждом из нас по отношению друг к другу. Особенно по отношению к самым близким, к тем, с кем живем под одной крышей, с кем едим за одним столом. И потому каждый из нас нуждается в прощении.

С наступившим Великим постом!